Циркадные (циркадианные) ритмы
Нобелевскую премию 2017 года по медицине или физиологии вручили за открытие молекулярных механизмов, контролирующих циркадный ритм — циклическое колебание биологических (клеточных/тканевых/органных/организменных) процессов, связанных со сменой дня и ночи.

Каждая клетка нашего организма на генном уровне оснащена циклической транскрипционно-трансляционной молекулярной машиной. Большинство биологических функций организма и органов находятся под контролем циркадных ритмов. Это касается базовых клеточных метаболических процессов, каскадов защиты и репарации ДНК, утилизации лишних органелл (аутофагия), синтеза внутриклеточных веществ, синтеза веществ межклеточного матрикса, способности клетки к миграции и делению...

Под контролем циркадианных механизмов находится регуляция всех свойств кожи, что определяет ее эпидермальный барьер, гидратацию, прочность, эластичность и тургор. Циркадианные процессы в коже находятся под управлением центральных (гипоталамус/эпифиз) и локальных ритмов. Важно, что слаженная работа этого ритмического механизма в клетках кожи нарушается (ослабляется) при облучении лучами UV и голубого спектра видимого света.

Последствия нарушения циркадной динамики для клетки крайне серьезны: происходит разбалансировка всех внутриклеточных процессов, что снижает клеточную стресс-устойчивость, ускоряет клеточное старение и приближает гибель. Стабилизация циркадной молекулярной машины клетки — это первичная основа любых косметических anti-age мероприятий, будь то классическая дневная/ночная косметика, специализированная косметика для детей или чувствительной кожи или солнцезащитная косметика. Мы предлагаем два вещества для решения данной задачи, в том числе — уникальный продукт B-Circadin®.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО: #защита и репарация ДНК #аутофагия #детоксикация #увлажнение кожи #защита клеток от стресса #морская тема #эпидермис #защита от голубого спектра #биологическая защита от UV #нобелевская премия
Сигнальные молекулы: гисторгормоны и матрикины
Кожа — это одна из самых напряженных фабрик по синтезу в человеческом организме. Нарушения в синтезе предопределяют критические повреждения в коже, как в эпидермисе (снижение эффективности эпидермального барьера), так и в дерме (потеря прочности и эластичности). Процессы синтеза регулируются и синхронизируются с влияниями внешней среды. Основополагающими универсальными регуляторами являются сигнальные молекулы белковой природы, как синтезируемые самими клетками (гистогормоны), так и белками матрикса (матрикины).

На уровне белкового синтеза особо выделяется эпидермис с его колоссальным клеточным массивом. Этот массив синтезирует огромное количество сигнальных молекул прежде всего белковой природы (факторы роста, морфогены и цитокины). Факторы роста, морфогены и цитокины — это регуляторные молекулы пара+кринного и аутокринного действия с очень коротким сроком жизни. Эти молекулы называются «гистогормонами» (к классическим гормонам не относятся).

1 млн кератиноцитов синтезирует 0,67 µg белковых регуляторов в час, что эквивалентно 3,4 µg/cm² в час (для сравнения, ежедневная потеря структурного белка эпидермисом составляет «всего лишь» 7–17 µg/cm²) или 1,6–3,5 г белковых регуляторов, синтезируемых всем эпидермисом тела человека в сутки. Это огромное количество активных молекул свидетельствует как об их важности в качестве средства межклеточной коммуникации и об интенсивности таковых процессов в коже, так и о краткосрочности каждого отдельно взятого сигнального процесса.

С другой стороны, кожа (особенно дерма) насыщена структурными белками, гликопротеинами и протеогликанами, где коллаген и эластин являются самыми массивными представителями. Относительно низкомолекулярные фрагменты разрушенных структурных белков — это тоже сигнальные молекулы, получившие название «матрикины». Учитывая огромное количество структурных белков в дерме, интенсивность воздействия неблагоприятных факторов и количество/разнообразие образующихся белковых «осколков», матрикины — это важный белковый процесс. Они реализуют обратную связь при поражении матрикса дермы, без них невозможно выстраивание репарационных процессов.

Поскольку гидрофильные сигнальные молекулы не способны преодолевать цитоплазматическую мембрану, механизм воздействия белковых регуляторов на клетку (как гистогормонов, так и матрикинов) реализуется через мембранные рецепторы на поверхности клетки. Этот механизм универсален и присущ абсолютно всем клеткам организма человека.

Современные технологии позволяют получать для косметического применения как гистогормоны (такие крупные молекулы получаются путем биотехнологического рекомбинантного синтеза с привлечением белоксинтезирующего аппарата бактерий), так и матрикины (химический синтез) — в очень чистом состоянии, стабильные и с высокой активностью. Сочетание нескольких факторов роста и/или матрикинов в рамках одной косметической формулы даже в очень низких концентрациях (в диапазоне 1–5 ppm для факторов роста и 10–50 ppm для матрикинов) обеспечивает уникальный биологический синергизм. Даже такие незначительные концентрации сигнальных пептидов способны создать достаточно «громкий» сигнал, чтоб клетка его «услышала» (цитоплазма клетки считается очень «шумным» местом). В настоящее время экзогенные пептиды в косметике стали повседневностью и «золотым» стандартом ухода, обеспечивая выраженный косметический эффект в эпидермисе и в дерме.

Кроме того, в косметологии активно используется путь усиления синтеза клетками кожи собственных факторов роста в естественной среде обитания (в самой коже), что значительно повышает их эффективность. С помощью сигнальных пептидов можно влиять практически на любой процесс в коже (любого генеза и интенсивности) в эпидермисе и дерме: anti-age, отбеливание, увлажнение, подтягивание, липолиз, защита от UV...

Мы предлагаем более 50 классических изолированных факторов роста, широкий спектр низкомолекулярных аналогов факторов роста и матрикинов — для комплексного применения при решении любых косметических проблем кожи. Мы поможем скомпоновать эффективные пептидные сочетания для максимального эффекта в вашем продукте.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО: #эпидермис #матрикс дермы
Сигнальные молекулы: вторичные внутриклеточные мессенджеры
Ни одно внешнее воздействие на клетку гидрофильными сигнальными молекулами (к коим относятся сигнальные пептиды), не способными преодолевать цитоплазматическую мембрану, не гарантирует обязательного ответа клетки на генетическом уровне. Цитоплазма клетки — это крайне «шумное» место. Внешний сигнал, достигший клеточной мембраны, должен быть «услышан» и транслирован в ДНК.

Таким образом, необходим внутриклеточный каскад химических реакций, что «доносит» сигнал до цитоплазматических/ядерных транскрипционных факторов. Это запускает процессы транскрипции и трансляции, т. е. активации генов и синтеза новых белков. Так, через ДНК клетки происходит коррекция клеточной жизнедеятельности, клеточных взаимодействий и влияний на окружающий околоклеточный матрикс.

Такие внутриклеточные молекулы получили название second messengers (вторичные переносчики). Известные внутриклеточные вторичные сигнальные переносчики — это ионы кальция, циклический АМФ и диацилглицерол...

На роль косметических очень эффективных вторичных переносчиков рассматриваются:
— Sphingosine 1-Phosphate, S1P, который является метаболитом критически важного обмена церамидов в стресс-условиях («сфингомиелиновый биостат») и содержание которого в клетке и околоклеточном матриксе существенно снижаются с возрастом;
— никотиновой кислоты адениндинуклеотид, NAADP — многофакторный регулятор внутриклеточного обмена.

Среди предложений «Проектного бюро антивозрастной косметики» вы найдете как сами вторичные переносчики, так и вещества, усиливающие/оптимизирующие их собственный синтез внутри клеток кожи.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО: #витамин D #липиды кожи
Сигнальные молекулы: фитоэстрогены
Кожа крайне чувствительна к воздействию эстрогенов и зависима от этого. Несмотря на то, что кожа может частично удовлетворить свои потребности в эстрогенах за счет самостоятельного их синтеза из тестостерона, в женском организме, после наступления менопаузы, этого становится недостаточно для поддержания «процессов омоложения» в коже.

Исследования показали, что клетки эпидермиса, дермы, микроциркуляторного русла, волосяных фолликул, сальных и потовых желез — это точки приложения воздействия эстрогенов. Непосредственно проникая в клетки через цитоплазматическую мембрану, эстрогены связываются с собственными внутриклеточными рецепторами ER. Это влияет на экспрессию множества генов и оказывает воздействие на процессы старения и пигментации кожи, продукцию кожного сала и канцерогенеза, рост волос.

Дефицит эстрогенов в коже приводит к ее атрофии и ускорению процессов старения на фоне нарушения функционирования практически всех типов клеток эпидермиса и дермы. Это предъявляет особые требования к косметике 45+. Выраженность «эстрогенового голодания» кожи при развитии менопаузы и его негативных последствий тем сильнее, чем сильнее падение уровня эстрогенов и длиннее период состоявшейся менопаузы. Негативные последствия включают в себя:

— истончение кожи (как дермы, так и эпидермиса) — динамика достигает −1,13% за каждый год эстрогенодефицита;
— cнижение содержания коллагена — потеря коллагена составляет 2% за каждый год эстрогенодефицита. За первые 5 лет с момента менопаузы потеря коллагена I и III типа достигает 30% (прежде всего коллагена III типа) со снижением соотношения коллаген III типа/коллаген I типа;
— снижение эластичности кожи — потеря достигает 1,5% в год на ранних стадиях менопаузы;
— увеличение площади, длины и глубины морщин;
— усиление сухости эпидермиса и снижение содержания воды в дерме;
— снижение интенсивности кровоснабжения в коже;
— снижение способности тканей кожи к ранозаживлению;
— усиление про-окислительного и про-воспалительного статуса в коже.

В процессе многочисленных исследований из растений и грибов были выделены нестероидные полифенольные вещества, играющие в растительном мире роль сигнальных молекул (так называемые «вторичные метаболиты»), регулирующих клеточное размножение, рост и защитные/адаптивные процессы. Эти вещества получили название «фитоэстрогены». Они способны оказывать эстрогеноподобное воздействие на клетки организма человека, хотя и не являются эстрогеноподобными стероидными веществами.

Фитоэстрогены входят в состав многих растений, являются естественным компонентом рациона питания человека, частично вырабатывается нормальной микрофлорой толстой кишки. В настоящее время выделяют гидро- и липофильные фитоэстрогены, которые можно разделить на 6 групп, наиболее важные из которых три: биофлавоноиды, куместаны и лигнаны.

Взаимодействие фитоэстрогенов с эстрогеновыми рецепторами ER — мягкое, несовершенное и вариабельное в зависимости от присутствующих ко-факторов. Фитоэстрогены не обладают системным гормональным действием, но восполняют дефицит эстрогенового влияния в коже. Благодаря этому они способны замедлять ее инволюцию в период менопаузы.

Портфель предложений нашей компании включает несколько разновидностей фитоэстрогенов растительного происхождения,  различающихся в акцентах своего действия. Мы рекомендуем обратить особое внимание на продукт PhytoEquol. Именно эта субстанция вызывает повышенный интерес у исследователей-косметологов.
Сигнальные молекулы: нейропептиды
Нейропептиды — еще один класс короткоживущих локальных тканевых пептидных регуляторов, широко представленных в коже. В целом, это относительно низкомолекулярные сигнальные молекулы, широко представленные в организме человек. Они синтезируются нейронами и многими другими клетками организма человека. Практически все клетки организма человека оснащены рецепторами для регистрации воздействия нейропептидов, что существенно расширяет их биологическое значение.

Существенным источником нейропептидов в коже являются клетки Меркеля, расположенные в базальном слое эпидермиса на базальной мембране. Тесная взаимосвязь с базальными кератиноцитами, меланоцитами, иммунными клетками Лангерганса и фибробластами (через проницаемый механический барьер базальной мембраны) позволяет клеткам Меркеля дирижировать активностью упомянутых клеток. Особо отмечена роль клеток Меркеля в нормализации скорости деления базальных кератиноцитов в условиях непрерывного воздействия стресс-факторов внешней среды.

Сигнальные молекулы, генерируемые клетками Меркеля под непосредственным влиянием вегетативных нервных волокон, определяют постоянный/базальный сигнальный фон, диктующий вектор жизнедеятельности для окружающих их клеток кожи. Таким образом, клетки Меркеля позволяют синхронизировать в коже модуляцию сигналов центрального и локального генеза.

С возрастом снижается способность клеток Меркеля реагировать на внешние раздражители, падает интенсивность влияния клеток Меркеля на процессы в коже, что отражается на качестве эпидермиса (в том числе и на скорости его обновления) и дермы.

Современные косметические активные вещества способны восполнить возрастную потерю интенсивности локальной нейростимуляции в коже. Для этой рубрики мы отобрали специальные пептиды, воспроизводящие структуру и действие нейропептидов в кожи, что важно для возрастной кожи.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО: #эпидермис #уход за волосами #питание кожи #морская тема
Микробиота кожи
Конец XIX века подарил человечеству необычайно важные открытия в микробиологии, в том числе за авторством Нобелевских лауреатов Louis Pasteur, Ильи Мечникова, Robert Koch. В середине XX века началась «эра антибиотиков», спасших многие миллионы жизней... А в начале XXI века, с накоплением широкой палитры научных данных (включая и микробиологию), основанных на ДНК секвенировании, парадигма взаимодействия в системе человек-микроорганизмы резко сменила свой вектор.

Микробиом человека включает в 10–100 раз больше микроорганизмов, чем клеток во всем организме человека. Это же соотношение применимо и к коже. Примерно 10% от всех микроорганизмов в организме человек проживают на его коже, и это примерно в 10 раз больше, чем всех клеток кожи. Геном клетки человека составляет около 25 тысяч генов, что несопоставимо с таковым одной изолированной бактерии (порядка 3–5 тысяч генов). Но совокупный генофонд бактерий (метагеном) в организме любого человека достигает 2–8 млн генов.

Микроорганизмы — это уникальная фабрика по синтезу, которую следует использовать во благо. С микробиотой сложно воевать, а общаться над исключительно на языке антибитиков — скорее всего, бесперспективно. Микробиота человека прямо и/или опосредованно на 99% определяет его метаболизм. Микробиота кожи — это уникальный инструмент обучения, тонизирования и тонкой подстройки иммунной системы всего нашего организма. Современные исследования указывают, что многие проблемы цивилизации, получившие лавинообразный рост в последние 20–40 лет (сахарный диабет II типа, ожирение, бронхиальная астма и другие аллергические состояния, аутизм...) очень вероятно, что тесно связаны с серьезными нарушениями в микробиоте человека. Исследователи фиксируют неуклонное снижение разнообразия микрофлоры человека (в результате применения антибиотиков, в том числе и в животноводстве). Уже стоит вопрос о негативном влиянии «кесарева» сечения на последующую динамику развития микробиоты новорожденного.

По всей видимости, войну с микробиотой пора прекратить. Тем более, что последний класс антибиотиков появился в далеком 1984 году, а прогнозы по новому отодвигаются уже за 2030 год. Пора перестать делить микроорганизмы человека на «хорошие» и «плохие» — ведь все зависит от контекста. Про- и пребиотики — это серьезный этап развития нутрицевтики и косметологии, но будущее, по всей видимости, за бактериальными метаболитами. Бактериальные метаболиты — это средство межбактериальной коммуникации. Это важный компонент биоценоза (микробиома) на поверхности кожи. Это инструмент быстрого выравнивания нарушений в микробиоте кожи без необходимости длительного и проблемного «приживления» привносимого микроорганизма на поверхности кожи. Бактериальные метаболиты и подобные им вещества способны мягко действовать как «натуральные» консерванты, как средства против акне (нарушая межбактериальную кооперацию quorum sensig), усиливать способность кожи противостоять солнечной радиации и модулировать активность иммунной системы... С помощью бактериальных метаболитов уже можно влиять на синтез коллагена и гиалуроновой кислоты.

Пока косметические возможности применения бактериальных метаболитов ограничены, но динамика развития этого направления впечатляет. Активная субстанция U-ferment® FE, которую мы предлагаем, — один из таких перспективных метаболитов.

Отдельно стоит обратить внимание на ферментированные масла, как продукты бактериальной ферментации, обладающие уникальными составом и свойствами, в том числе за счет высокого содержания бактериальных метаболитов (гликолипидов). Это определяет не только уникальный уход за кожей, но и новые технологические свойства.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО: #ферментированные масла #иммунитет #детоксикация #питание кожи #эпидермис #натуральные консерванты
Иммунитет кожи
Иммунная система организма человека обучаема, динамична, эшелонирована и разнопланова. Она включает в себя как клеточные, так и гуморальные элементы, специфические и неспецифические факторы, реакции быстрого и замедленного ответа. Разделяют врожденные и приобретенные иммунные процессы и реакции.

Кожа не относится к органам иммунной системы, однако является самым большим органом, исполняющим иммунные функции. С другой стороны, иммунная система остается метаболической основой функционирования кожи как единого органа. Взаимодействие всех клеток кожи происходит по тем же сигнальным путям, что предусмотрены в иммунной системе, но с иными акцентами и условно менее выраженной интенсивностью.

Кератиноциты — самый массивный пул клеток в коже (в эпидермисе) — это начальное звено развертывания каскадов иммунного ответа. С другой стороны, иммунные клетки Лангерганса, представленные в эпидермисе — это организующий фактор корректной дифференцировки кератиноцитов и формирования эпидермального барьера (начиная от контроля за скоростью деления базальных кератиноцитов и заканчивая скоростью процессов реорганизации кератиноцитов в шиповатом/зернистом слоях). Тесное переплетение иммунных процессов и каскадов кератинизации зачастую не позволяет определить, что первично — нарушения иммунной системы или сбои в формировании эпидермального барьера — при развитии того или иного кожного заболевания (например, атопического дерматита).

С иммунными процессами напрямую связано функционирование тучных клеток в дерме (гистамин продуцирующие клетки) и реакция сосудистого русла в дерме (что лежит в основе развития воспалительной реакции). Иммунная система кожи — это и причина, и следствие баланса взаимодействия с микробиотой в экосистеме на поверхности кожи (микробиом).

Прямое отношение к иммунным процессам имеет воспаление, как типический патологический процесс, эволюционно специализированный для защиты макроорганизма от патологического агента. Воспаление направлено на уничтожение такого агента, несмотря на сопутствующие разрушения в собственных тканях. Множество факторов внешней среды непрерывно провоцируют воспалительный процесс в коже, что зачастую приводит к формированию патологического круга и хроническому процессу, существенно ускоряющему старение кожи. Отек тканей и накопление токсических продуктов, как непременные атрибуты воспаления, — это причина стимуляции рецепторных нервных окончаний в коже с развитием картины раздражения кожи.

Таким образом, выверенные воздействия на иммунные процессы и воспалительную реакцию в коже с помощью косметических средств способны существенно влиять на ее состояние. Мы предлагаем иммуномодулирующие активные компоненты растительного и синтетического (пептидные сигнальные молекулы) происхождения. Многие из представленных здесь косметических субстанций обладают дополнительным противовоспалительным действием.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО: #микробиота кожи #детоксикация #от темных кругов #уход за волосами #антигистаминные вещества #эпидермис
Иммунитет кожи: антигистаминные вещества
Каскад классической аллергической реакции в коже включает в себя взаимодействие аллергена с клетками Лангерганса в эпидермисе, дальнейшее вовлечение в процесс лимфоцитов и фибробластов, рекрутинг эозинофильных гранулоцитов из кровотока и дегрануляцию резидентных дермальных тучных клеток. В роли аллергенов могут выступать разные вещества, но каскад сохраняет все описанные элементы.

Важными звеньями обозначенного каскада является синтез фибробластами в ответ на аллергическую стимуляцию эотаксина для рекрутинга эозинофилов из кровотока и, тем самым, генерализации процесса и стимулирования дегрануляции тучных клеток.

Тучные клетки дермы — родственники базофильных гранулоцитов (лейкоцитов) — содержат в цитоплазме большое количество гранул, насыщенных биологически активными веществами. При стимуляции таких клеток происходит их дегрануляция с высвобождением в межклеточный матрикс гистамина, эотоксина и ряда других медиаторов, являющихся важным звеном сопряжения регуляторных процессов в коже на пути от кератиноцитов/фибробластов к сосудистому руслу и рекрутингу еще большего количества форменных элементов крови для формирования мощной защитной реакции. Это непременный атрибут развития воспалительной и/или аллергической реакции в коже.

Производные арахидоновой кислоты (простагландины, простациклины и лейкотриены) — это вторичные медиаторы разворачивающегося каскада реакций. Они делают сосудистый ответ еще более выраженным (с выраженным отеком, нарушением питания тканей и оттока токсических продуктов).

Формирующаяся таким образом массивная защитная реакция приводит к нарушению взаимодействия резидентных клеток кожи и дермы, нарушению их функционирования, снижению эффективности эпидермального барьера и поражению структуры дермального матрикса. Более того, аллергический каскад стимулирует рост/удлинение свободных нервных окончаний, что делает кожу особенно восприимчивой к внешним воздействиям, и заставляет человека страдать от избыточных и неприятных сенсорных ощущений.

Способность тучных клеток абсорбировать на своей поверхности иммуноглобулины приводит росту сенсибилизации в коже, т. е к снижению порога инициации аллергических реакции, за счет значительного облегчения высвобождения гистамина из тучных клеток в ответ на прямое взаимодействие с аллергеном. В косметологии наибольшее внимание уделяется банальным аллергенам домашней пыли (содержащейся во всех жилых помещениях в количествах в 2–5 раз больших, чем вне помещений), повседневный контакт с которыми способен существенно и негативно влиять на «самочувствие» кожи.

Мы предлагаем активные вещества, которые способствуют повышению стабильности мембран тучных клеток (что важно для подавления высвобождения гистамина), снижению выработки эотаксина фибробластами и профилактике рекрутинга эозинофильных гранулоцитов из кровотока. Это особенно важно при уходе за чувствительной и раздраженной кожей и при выраженных кожных аллергозах с нарушением эпидермального барьера.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО: #матрикс дермы #иммунитет #от темных кругов #детоксикация #чувствительная кожа #натуральные консерванты
Детоксикация
Детоксикация кожи — это многокомпонентный процесс, объединяющий разнородные собственные клеточные и тканевые процессы, специализированные на нейтрализации и/или удалении токсических веществ как эндогенного, так и экзогенного происхождения.

Большой потенциал заложен в собственных внутриклеточных процессах детоксикации. К таковым можно отнести аутофагию, стадийные процессы репарации ДНК, а также активацию транскрипционного фактора Nrf2, ассоциированного с собственной клеточной антиоксидантной системой.

К факторам клеточной и тканевой детоксикации в коже относятся и поливитаминные комплексы натурального происхождения. Их отличает высокая степень биологического усвоения. Они нормализуют широкий спектр внутриклеточных процессов, понижая уровень генерации эндотоксинов.

Стабилизация дермального микроциркуляторного русла (кровеносного и лимфатического) — это мощная основа детоксикации. Она способствует своевременному удалению из кожи продуктов распада и окисления.

К профилактическим факторам детоксикации относятся агенты, повышающие порог устойчивости клеток к внешним стресс-воздействиям и вещества, повышающие эффективность эпидермального порога. Последние снижают степень пенетрации в кожу экзогенных токсинов, повышая тканевую устойчивость против них.

Учитывая, что естественные процессы детоксикации, протекающие в эпидермисе и дерме, играют важнейшую роль в жизни клеток и имеют четко выраженный суточный ритм (например, пик активности аутофагии приходится на ночь, а пик активности ферментов репарации ДНК — на раннее утро), — для поддержания полноценной естественной детоксикации тканей необходима защита и/или восстановление клеточных циркадных ритмов.

В тематике «Детоксикация» вы найдете активные вещества, охватывающее все перечисленные выше механизмы. Комбинация нескольких таких веществ в косметическом средстве обеспечивает итоговый синергизм и более выраженный результат.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО: #иммунитет #антигистаминные вещества #аутофагия #эпидермис #микробиота кожи #циркадные ритмы #от темных кругов #увлажнение кожи #защита и репарация ДНК #защита клеток от стресса #уход за клеткой #AGE #anti-pollution #антикосидантные каскады кожи
Антиоксидантные каскады кожи
В цитоплазме клетки непрерывно протекают окислительно-восстановительные реакции. Особенно высока их активность в митоплазме и на мембранах митохондрии. Течение таких химических реакций предполагает высокую интенсивность образования активных форм кислорода, азота и углерода, которые подразделяются на свободные радикалы и вещества нерадикальной природы. Активные формы кислорода — это широчайший спектр токсичных молекул, различающихся степенью химической реактивности и временем полураспада (что влияет на расстояние пробега до момента вступления в химическое взаимодействие).

Клетка имеет стройную, многоплановую и эшелонированную защиту от избыточной генерации активных форм кислорода. Она включает в себя вещества гидрофильной и липофильной природы, медленно и быстро реагирующие, экзогенного (витамины С и Е) и эндогенного происхождения. В систему антиоксидантной защиты интенсивно вовлечены низкомолекулярные тиол-содержащие соединения (глутатион, тиоредоксин, металлотионены...). Считается, что, регулируя баланс окисленных и восстановленных тиоловых групп, клетка регулирует RedOx статус своей внутренней среды. Это особенно важно на фоне признания свободных радикалов внутриклеточными сигнальными молекулами, регулирующими активность генов.

Окислительный стресс — это дисбаланс между интенсивностью генерации активных окисляющих форм и мощью собственных регулирующих антиоксидантных механизмов с явным сдвигом в сторону первых. Как правило, состояние окислительного стресса наступает при воздействии неблагоприятных факторов внешней среды, приводящих к массивному росту активных форм кислорода, что превышает возможности клеток/тканей по антиоксидантной защите в данный конкретный момент времени.

К таковым неблагоприятным факторам относятся ультрафиолетовое облучение, лучи видимого солнечного света (генерируют до 50% от всех фотоиндуцированных свободных радикалов), инфракрасное облучение, сигаретный дым, загрязняющие воду и атмосферу органические вещества... Строение кожи таково, что максимально интенсивный окислительный стресс наблюдается на поверхности эпидермиса и в верхних отделах дермы.

Таким образом, важно, что:

— в клетке и тканях кожи нет ни одного уголка, полностью изолированного от генерации свободных радикалов;
— все факторы внешней среды в той или иной степени задействуют механизмы генерации активных форм кислорода, включая свободные радикалы;
— митохондрия, где высоко содержание молекулярного кислорода и протекают процессы клеточного дыхания, основанные на раздельном транспорте свободных электронов и протонов, — это место спонтанного образования широкого спектра свободных радикалов;
— кожа насыщена огромным количеством хромофоров — органических молекул, поглощающих энергию лучей солнечного света с последующей генерацией свободных радикалов;
— свободные радикалы — это не только причина прямого повреждения внутри- и вне-клеточных структур кожи, это и сигнальные молекулы, влияющие на активность генов и способные существенно исказить схемы активных/неактивных генов и нарушить корректное функционирование клетки;
— уникально, но ядро клетки не имеет антиоксидантов, что подчеркивает двоякую роль антиоксидантов, способных превращаться в про-оксиданты;
— все части клетки, за исключением ядра, оснащены широким набором антиоксидантных механизмов.

Применение прямых антиоксидантов в косметике противоречиво, ввиду явной их конвертации в про-оксиданты, что особенно ярко продемонстрировано на примере солнцезащитных косметических средств.

Вещества с антиоксидантными свойствам уместно применять в накожной косметике. Однако основная характеристика подобных веществ заключается в активации antioxidant responsive element (ARE) в ДНК клетки. Активация ARE приводит к усилению собственного синтеза в клетке широкого спектра антиоксидантных компонентов — низкомолекулярных тиоловых соединений и ферментов, регулирующих их обмен. Таким образом, клетка получает возможность не просто нейтрализовать активные формы кислорода, но и делать это «разумно» в контексте собственного RedOx статуса, активности генов и метаболических процессов.

Мы предлагаем активные вещества, которые регулируют активность разнообразных собственных элементов антиоксидантной защиты или, что точнее, RedOx потенциал в цитозоле. Это вещества растительного или синтетического происхождения, водорастворимые или липофильные. Один из лучших продуктов в этой тематике — растительный комплект BioDTox®.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО: #стволовые клетки #липиды кожи #митохондрия #детоксикация #защита от голубого спектра #аутофагия #биологическая защита от UV #anti-pollution
Питание кожи
Питание — это физиологический процесс, связанный с поступлением питательных веществ в организм. Питание кожи с помощью косметических средств — это условный процесс, так как кожа не оснащена ферментами пищеварения (т. е. превращения сложных высокомолекулярных соединений в более простые, что сопряжено с процессов их всасывания и поступления в кровоток). Кроме того, из-за барьерных свойств кожи доступ к ней каких-либо веществ извне резко ограничен.

Тем не менее некоторые активные вещества (как правило, низкой молекулярной массы) имеют критически важное значение для жизнедеятельности клеток кожи. И доставить такие вещества в кожу могут косметические средства. Таким образом формируется косметическая концепция «Питания кожи».

Активные вещества для косметического питания кожи отличаются от традиционных пищевых форм. Их необходимо «дорабатывать», чтобы обеспечить химическую и биологическую стабильность, а также повышать эффективность их проникновения через эпидермальный барьер. Рацион косметологического «питания» может включать и вещества, не требующие глубокого проникновения в кожу, ввиду их востребованности в липофильном роговом слое эпидермиса.

Важным элементом питания являются витамины. Для репарации ДНК и взаимодействия с микробиотой кожи требуется фолиевая кислота, без пре-формы витамина D (7-DHC) невозможен синтез «по необходимости» активной формы витамина D (кальцитриола) для корректного функционирования эпидермиса. Витамины группы B — это ко-факторы всех типов клеточного анаболизма, а витамины C и Е — важнейшее звено клеточных антиоксидантных каскадов.

Косметические средства могут быть источниками аминокислот. Важно, что в эпидермисе аминокислоты играют особые роли помимо мономеров для синтеза белков. Например, гистидин — это фактор собственной эпидермальной защиты от ультрафиолета, глютамин — это фактор увлажнения кожи и самый массивный компонент NMF...

Питание кожи позволяет направить в нее коктейль свободных жирных кислот. Свободные жирные кислоты являются незаменимым компонентом эпидермальной липидной триады: жирные кислоты/холестерол/церамиды, баланс компонентов которых важен для формирования уникальной структуры защитных эпидермальных ламелл. В этой триаде свободные жирные кислоты — слабое звено, поскольку они окисляются и быстро вымываются из кожи даже водой. Эффективный источник доставки стабильных свободных жирных кислот в широком ассортименте — это классические растительные масла, ферментированные бактериями.

Поскольку вода — универсальный растворитель и основа жизнедеятельности клеток организма человека, к питанию кожи можно отнести активные вещества, стабилизирующие обмен воды в коже.

Основной путь поступления основной массы питательных веществ, воды и кислорода в клетки кожи — это кровеносная система организма человека. Поэтому активные вещества, обеспечивающие стабилизацию кровеносного русла дермы, являются незаменимыми для улучшения питания кожи. Следует отметить, что центральное регулирующее влияние на питание кожи оказывают воздействия нервной системы, реализующиеся через локальные нейропептиды. Поэтому применение таких пептидных активных вещества тоже соответствует концепции косметического питания кожи.

Кроме того, мы советуем ознакомиться с технологией доставки гидрофильных активных веществ в кожи с помощью системы U-Oliosome®. Почитать о ней подробнее вы можете, кликнув по соответствующему тегу, или перейдя в раздел «Технология».

Микробиоты кожи поставляют питательные вещества для клеток кожи. В связи с этим, косметические воздействия на систему эпидермального микробиома тоже являются элементом питания кожи. Мы предлагаем все перечисленные выше компоненты для повседневного рациона питания кожи.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО: #увлажнение кожи #ферментированные масла #микробиота #нейропептиды #эпидермис #липиды кожи #витамины #управление доставкой веществ
«Морская» тема
Морские растения обитают в крайне специфических условиях, нетипичных для человеческого организма. Выделяют следующие параметры этих условий:

  • низкое содержание кислорода;
  • низкая инсоляция;
  • высокое осмотическое давление;
  • высокое атмосферное и гидростатическое давление;
  • особые температурные режимы.

Уникальные условия обитания определяют особое течение метаболических процессов в клетках и тканях морских растений. Вследствие этого, морская флора обладает уникальным набором активных веществ. Эти вещества прослеживаются в составе полученных из таких растений экстрактов и являются объектом непрестанного внимания со стороны исследователей.

Интерес представляют вещества, позволяющие морским растениям противостоять обезвоживающему воздействию высокого осмотического давления морской воды. В коже человека они помогают удерживать воду во внутриклеточном пространстве.

Исследователи отмечают позитивное воздействие «морских» веществ на стволовые клетки кожи (разного генеза и локализации), синтез коллагена, синтез липидов, функционирование локальной системы пептидной регуляции.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО: #аутофагия #увлажнение #матрикс дермы #нейропептиды #циркадные ритмы
Натуральные и синтетические витамины
Витамины — это эссенциальные низкомолекулярные факторы жизнедеятельности клеток, в то числе и в коже. Их определяют как незаменимые ко-факторы всех типов клеточного метаболизма, которые клетки человека лишены возможности синтезировать.

Потребление витамином существенно возрастает при стресс-нагрузках. Учитывая, что клетки кожи находятся под непрерывным воздействием агрессивных факторов внешней среды, витамины рекомендуют для регулярного применения в «рационе питания» кожи. Косметические средства — это эффективные средства для доставки в кожу низкомолекулярных соединений, к которым относятся и витамины.

В зависимости от того, применяются витамины натурального или синтетического происхождения, отличается итоговый биологический эффект. Витамины натурального происхождения более стабильны и легче усваиваются клетками, потому что они эффективнее встраиваются в сложные макромолекулярные комплексы. Важный источник таких «био-витаминов» — это бактерии, колоссальные фабрики биологического синтеза. Кроме того, бактерии обеспечивают нас натуральными сочетанными «поливитаминными» комплексами, которые стабильны и эффективные сами по себе. Химически их воспроизвести невозможно.

Специально для этого раздела мы отобрали несколько «био-витаминов» от бактериальной фабрики. Кроме того, учитывая уникальную роль витамина D для здоровья эпидермиса, мы также включили в раздел и синтетический 7-DHC. Этот комплекс помогает сформировываться витамину D в коже.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО: #витамин D #питание кожи
Протеогликаны
Протеогликаны — это класс разнообразных гликопротеинов, объединенных в одну группу по основному присущему всем им параметру: сердцевинный белок ковалентно связан цепями сульфатированных гликозаминогликанов ГАГ (хондроитин сульфат, дерматан сульфат, кератан сульфат, гепаран сульфат и гепарин).

Сборка протеогликанов происходит с вовлечением эндоплазматической сети и комплекса Гольджи. Свойства протеогликанов определяются как строением сердцевинного белка (который может быть, как конструктор, собран из нескольких доменов, с разными параметрами), цепями сульфатированных ГАГ и/или обоими параметрами. Свойства ГАГ крайне зависимы от типа цепи, ее длины, интенсивности и качества сульфатирования. А свойства протеогликана еще зависят от способности сочетать в своем строении различные по типу цепи.

Протеогликаны принципиально различают на внутриклеточные (серглицин), мембранные (синдеканы, глипиканы, CD44...), околоклеточный (перлекан базальной мембраны) и межклеточные (декорин, бигликан, версикан...).

Интенсивные исследования последних 20 лет позволили не только классифицировать и открыть новые протеонликаны, но и продвинуться в понимании физиологической роли данных соединений. Учитывая сложность строения межклеточного матрикса, непрерывность процессов его ре-моделирования, взаимное влияние в векторах клетка → матрикс и наоборот, матрикс → клетка, исследователи определяют протеогликаны как дирижеры тонких процессов в межклеточном матриксе.

Так, декорин признали хранителем стройной волоконной организации матрикса, что является основой его механических свойств и комфориных условий жизнедеятельности клеток. Снижение декорина в ткани отмечено при фиброзировании. Комплекс версикан+гиалуроновая кислота, особо вовлеченный при развитии в ткани воспалительной реакции, относят к фактору структурного перехода от олигосахаридного хаоса к высокой белковой организации матрикса.

Содержание многих протеогликанов в коже снижается при эндогенном и фотоиндуцированном старении. Пока не вполне ясно, каким образом реализовать прямое косметическое влияние на содержание протеонгликанов в коже, соблюдая принцип безопасности. Тем не менее доступны методы непрямого (опосредованного клетками кожи) воздействия. Основными действующими акторами являются пептиды с короткими цепями. Так, например, классический трипептид меди стимулирует синтез декорина. А некоторые другие пептиды — влияют на синтез перлекана базальной мембраны, что не только улучшает механические характеристики базальной мембраны, но и обогащает ткань эпидермально-дермального сочленения уникальным регуляторным комплексом.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО: #матрикс дермы